Жители Башкирии по праву гордятся своим знаменитым натуральным медом. Бортничеством здесь начали заниматься, как свидетельствуют археологические находки, еще полторы тысячи лет назад, но и сегодня регион лидирует в России по производству меда. Республика может похвастаться самыми разнообразными сортами, начиная от наиболее популярного гречишного и заканчивая самым редким и ценным — медом диких пчел. Корреспонденты портала «Будущее России. Национальные проекты«, оператором которого является информационное агентство ТАСС, отправились в Уфу и узнали все тонкости медовой торговли.

Из управленцев в собственники

Житель Уфы Сергей Мулюков получил образование инженера-программиста, а затем поступил в Башкирскую академию государственной службы и управления при главе Республики Башкортостан. В последний год учебы его на два месяца отправили на стажировку во Францию, где он посетил более 40 предприятий разных отраслей.

«Несмотря на специфику каждой отрасли, механизмы ведения бизнеса в компаниях практически одинаковы и при правильном применении гарантируют успешность деятельности. Кроме того, европейские предприниматели ценят традиции родных мест и стараются использовать сильные стороны территорий, где проживают, — рассказал Мулюков. — Когда я вернулся на родину, то захотел применить эти принципы у нас. Думать долго не пришлось: первое, что приходит [на ум] при упоминании Башкирии, — это мед».

Чтобы приобрести необходимый опыт, он устроился наемным руководителем в один из частных проектов по производству меда. Три года Мулюков узнавал о свойствах меда, изучал специфику продукции, анализировал потребительский рынок. Там же он разработал свой первый бренд башкирского меда.

«До этого в республике в продаже можно было встретить лишь обезличенную продукцию с надписью о том, что мед сделан в Башкирии. Все производители использовали на этикетках схожие друг с другом геометрические объекты, применяли однотипную цветовую гамму. Из-за этого потребитель, который приобрел и попробовал мед, возвращаясь через какое-то время в магазин за новой баночкой, чаще всего не мог вспомнить название фирмы. Созданный бренд решил эту проблему, за счет чего продажи продукции выросли», — поделился Мулюков.

В 2007 году он решил уйти из компании, «почувствовав силы вести бизнес самостоятельно». Полученный опыт помог ему в формировании концепции собственного бренда под названием «Башкирские пасеки». Так, «тщательная проработка упаковки» помогла предпринимателю с первых дней заявить о себе рынку и запомниться покупателям.

«На логотипе изображен пчеловод в своей профессиональной одежде, который держит и осматривает рамку с сотовым медом. Сочетание пасторального изображения с цветовой гаммой, где применены бронзово-золотистый и потерто-черный цвета, создавали эффект преемственности поколений — это стало запоминаться покупателям. Также на логотипе значится цифра «1900»: как раз в 1900 году, еще в царской России, башкирский липовый мед завоевал первую международную награду на международной выставке в Париже, после чего стал известен всему миру», — рассказал Мулюков.

В том же 2007 году бизнесмен арендовал в Уфе 80-метровое помещение и оборудовал его необходимой техникой.

Эффективный мед

Выбирая поставщиков, предприниматель постарался минимизировать схему проб и ошибок и решил воспользоваться научными исследованиями. В то время Академия наук Башкирии оценивала экологическую обстановку во всех 54 районах республики, выявляя наиболее благоприятные места для сельского хозяйства, в том числе и для пчеловодства.

Для себя предприниматель выбрал Караидельский и Ишимбайский районы — наиболее экологичные в республике. Определившись с выбором местности, он начал заниматься производством сборно-цветочного, липового, гречишного, сотового меда и, «конечно же, самого ценного» — меда диких пчел, или, по-другому, бортевого меда. Кроме того, Мулюков обязал своих поставщиков добавлять на тару не только информацию о месте производства меда, но и данные каждого пчеловода.

«Когда за каждой банкой стоит конкретный человек, у покупателя повышается доверие к продукции. Такого эффекта на тот момент не хватало в ретейле», — пояснил предприниматель.

С самого начала в компании начали формировать информационную базу «добросовестных поставщиков». Если на протяжении долгого времени пчеловод присылал один мед, а в какой-то момент от него приходило нечто, отличающееся по пыльцевому составу растений, то становилось понятно, что «мед из другой локации». В каждом таком случае проводилось внутреннее расследование, и с недобросовестными поставщиками предприниматель «завершал работу».

«Система качества у нас работает на каждом этапе: когда мед только поступает на производственную площадку, затем — после его разогрева, фильтрации и фасовки, чтобы понять, не потерял ли он свои свойства. Финальной проверке подвергается и готовый продукт, который должен соответствовать не только критериям компании, но и всем межгосударственным стандартам», — заверил Мулюков.

Помимо обычных стеклянных и пластиковых банок, предприниматель начал паковать мед в деревянные бочонки и тары в форме медведей, чтобы «придать продукции аутентичность». На первых порах компания производила около 200–300 килограммов меда в месяц. Первоначально продукт поставляли только в местные торговые сети.

«В ретейле нам очень помогала политика местных властей: во главу угла ставилась поддержка именно местных производителей. Была установка для всех сетей создавать некоторое количество полок, торговых мест только для местной продукции. Такие полки выделялись табличками. На первом этапе это сильно помогло», — вспомнил Мулюков.

Мед — в массы

Сегодня у предпринимателя работают три магазина в Башкирии, объем производства продукции вырос до 30 тонн в месяц, а ассортимент насчитывает примерно 300 видов продукции. В планах открыть точки продаж в Москве, Санкт-Петербурге и российских городах-миллионниках.

Также Мулюков не оставляет попыток покорить международный рынок. В 2014 году после изменения курса валют цена на башкирский мед в валютном выражении стала приемлемой на мировом рынке, хотя до этого «из-за дороговизны стояла особняком». Пока в России нет ни одной лаборатории, которая могла бы сертифицировать мед и продукты пчеловодства по международным стандартам, что делает невозможным его экспорт за рубеж. Однако власти Башкирии пообещали построить две таких лаборатории в Уфе, и одна из них должна открыться этим летом — к новому урожаю.

Предприниматель надеется, что в покорении международного рынка ему помогут меры поддержки, заложенные в нацпроект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». В рамках него центры экспорта в регионах полностью оплачивают участникам международных выставок аренду стендов, транспортировку образцов, регистрационные взносы, переводчика.

«Так, в декабре 2019 года мы выставлялись в [столице Объединенных Арабских Эмиратов] Абу-Даби. Надо заметить, что регион Персидского залива очень хорошо себя зарекомендовал с точки зрения интереса к нашей продукции и предложений высокой цены на фасованный мед. Например, в местной рознице килограмм продается за 18 тыс. рублей в переводе на наши деньги. Если удастся договориться о поставках, то мы можем вкладывать в цену и доставку авиатранспортом», — не без гордости добавил предприниматель.

Фрагмент статьи  Наиля Шахвалиева, Юлии Ермиловой.

Статья в полном формате опубликована мойбизнес.рф

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *